Проверка была начата после распространенной Стрике публично информации о том, что 13 июня сотрудники ПБ следили за Стрике.

Как сообщалось, Стрике месяц назад констатировала, что за ней следит Полиция безопасности. Как пишет Стрике в Facebook, слежку она заметила во вторник 13 июня: "Хорошо зная, как организуется слежка, в привычной среде в Иманте (где живет политик. — Прим. ред.) нетрудно заметить характерную для ПБ профессионально слабую работу. Даже поприветствовала один из экипажей, а те от удивления потеряли дар речи".

"ПБ годами ведет проверки после данных интервью, допрашивает журналистов, возбуждает мистические уголовные дела якобы о разглашении гостайны, признает подозреваемым человека (Юриса Юрашса), который сообщил о предложенной ему взятке и о бездействии учреждения. Какую гостайну вы сейчас ищете возле мусорных контейнеров моего многоквартирного дома?.. Выполняете указания Калнмейерса, Масальскиса, Кучинскиса и Лембергса найти хоть что-то и "копать"?" — спрашивает Стрике.

"Полицию безопасности и Генпрокуратуру нельзя использовать в политических целях. Это противозаконно!" — напоминает бывшая сотрудница БПБК, добавляя, что бюджет ПБ нужно тратить на его прямые функции, а не на "прислуживание олигархам".

Стрике в разговоре с LETA напомнила, что в свое время несколько лет отработала в ПБ оперативным сотрудником, а в БПБК руководила оперативной работой, потому хорошо знает специфику наблюдения и абсолютно уверена, что за ней следит именно ПБ. Стрике также подчеркнула, что не совершала преступлений и в ПБ не вызывалась, поэтому не знает, возбуждено ли в отношении нее дело или проводится какая-то проверка.

В свою очередь в Полиции безопасности отклоняют обвинения Стрике, призывая ее воздержаться от необоснованных публичных заявлений. А в случае, если у политика появились подозрения, что в отношении нее ведется неправомерная оперативная деятельность, подать жалобу прокурору, что оговорено законом.